Концерн «Шелл» («Shell») начал строительство комплекса по производству смазочных материалов, тем самым став первой международной нефтегазовой компанией, которая построит такой комплекс в России.

Завод Shell

Как сообщили в пресс-службе «Шелл», новый комплекс производительностью 200 млн. литров (около 180 тысяч тонн) в год будет построен в г. Торжок (Тверская область) и станет одним из крупнейших в «Шелл». Начало промышленной эксплуатации комплекса ожидается к концу 2010 года.

«Предприятия теперь смогут получать крупные партии продукции "наливом", что позволит экономить время и затраты на доставку и хранение. В перспективе возможно расширение поставок на рынки соседних стран», - говорится в сообщении.

Исполнительный вице-президент Shell Lubricants Дэвид Пиррет отметил: «Россия представляет стратегический интерес для "Шелл", и объявленное сегодня начало строительства нового предприятия свидетельствует о стремлении концерна активно развивать здесь свою деятельность не только в сфере разведки и добычи углеводородов, но и в области производства и маркетинга смазочных материалов. Россия занимает третье место в мире по объему рынка смазочных материалов, и для "Шелл" важно расширение присутствия на российском рынке».

Чем Торжок приманил Shell?

Тем, кто занят поиском «зеленых ростков» в кризисной России, необычайно повезло. Англо-голландская Royal Dutch Shell, одна из крупнейших в мире транснациональных корпораций, объявила всему миру о начале строительства в России завода по производству моторных масел стоимостью $100 млн.

Компания «Шелл» всегда шла на риски. В последнем отчете по стандарту 20-F она предупреждает инвесторов о своих больших рисках в Нигерии (серьезные проблемы с безопасностью сотрудников и оборудования, трудности в переговорах с властями, угроза роста налогов), а также о рисках в Иране и Сирии. У «Шелл» имеются инвестиции в этих странах, что может стать причиной санкций со стороны США как в отношении компании в целом, так и отдельных сотрудников. Однако эти угрозы не мешают англо-голландцам вести бизнес ни с «осью зла», ни с Нигерией.

От ненависти до любви

В разделе «Факторы риска» отчета «Шелл» Россия не упоминается вообще, хотя с нашим правительством у компании возникали проблемы. В частности, «Шелл» пришлось расстаться с контролирующей долей в проекте «Сахалин-2» после того, как российские власти пригрозили оштрафовать иностранных нефтяников на миллиарды долларов за причиненный ущерб экологии острова Сахалин, а заодно пересмотреть условия заключенного в начале 90-х соглашения о разделе продукции.

Лишь после того, как «Газпром» приобрел 50% и одну акцию в проекте, власти сняли все свои претензии. Из-за этой сделки в 2007 году компания «Шелл» была вынуждена исключить «Сахалин-2» из числа полностью консолидируемых проектов и уменьшить стоимость своих промышленных активов на $15,7 млрд.


Нельзя не отметить, что с появлением «Газпрома» проект «Сахалин-2» резко оживился, поскольку исчезла бюрократическая волокита. Кроме того, уступив властям, «Шелл» попала в разряд «любимчиков».

В конце июня в резиденции Владимира Путина в Ново-Огарево бывший гендиректор «Шелл» Йерун ван дер Вир лично представил российскому премьеру своего преемника Питера Возера. Вместе они поприсутствовали на подписании долгосрочного соглашения «Шелл» с госкомпанией «Совкомфлот», в том числе по поводу использование флота российской компании для транспортировки сжиженного газа с будущих проектов «Шелл» на российском шельфе Арктики.

И вот, спустя всего пару месяцев, «Шелл» порадовала российские власти объявлением о начале строительства завода в Тверской области.


Действительно ли крупной зарубежной компании нужен такой огромный завод в России или она готова отдать $100 млн ради пиара с целью обеспечить будущие многомиллиардные сделки с «Газпромом» и другими госкомпаниями, в том числе в Арктике?

Странный выбор

Для «Шелл» Россия – третий после США и Китая рынок сбыта моторных масел. В 2008 году, когда во всем мире спрос на масла падал, продажи Shell в России выросли на 6 %. И компания, которая считает себя мировым лидером в этом сегменте, хочет увеличить долю на российском рынке с нынешних 5 % до 10–20 %, запустив огромный завод.

Идея крупного завода совпадает с принятой недавно в «Шелл» стратегией развития «крупных перерабатывающих комплексов». От небольших заводов компания избавляется, крупные сохраняет и наращивает их мощности.

В маленьком российском городе Торжке «Шелл» ждет дешевая рабочая сила, земля, вода. Есть льготы. Предварительное соглашение о строительстве завода компания подписала с администрацией Тверской области еще в 2007 году, а, как рассказывал тогда губернатор Дмитрий Зеленин, область предоставляет инвесторам льготы: скидка в 4 % по налогу на прибыль и нулевая ставка налога на имущество на срок до семи лет.

Торжок находится рядом с федеральной трассой Москва – Петербург, а значит, рядом с главными рынками сбыта. Здесь есть железная дорога.

Все кажется логичным, за исключением одного: в Торжке, как и во всей Тверской области, нет ни одного крупного нефтеперерабатывающего комплекса, в то время как сырьем для заводов моторных масел служат продукты нефтеперерабатывающих заводов, рядом с которыми они обычно и строятся. В связи с этим сырье придется везти либо с Киришского НПЗ «Сургутнефтегаза», либо с Ярославского НПЗ «Славнефти», либо с Московского НПЗ «Газпром нефти», либо еще откуда-нибудь. «Вопрос о сырье будет решаться ближе ко времени запуска завода, то есть где-то к концу 2010 года», – сказала представитель «Шелл» в Москве. Не слишком ли рискованно для проекта, от которого зависит лидерство компании на столь привлекательном рынке?

Таинственный инвестор

В 2006 году возможность построить НПЗ в Тверской области внимательно рассматривал «Лукойл». Через Торжок проходит магистральный нефтепровод, поэтому построить здесь НПЗ, теоретически, несложно. Однако, как пояснили в пресс-службе «Лукойла», компания «отказалась от идеи строительства новых заводов в России и вместо этого решила расширять мощности действующих НПЗ».

Для губернатора Дмитрия Зеленина проект, однако, остался открытым. В мае 2009 года тверская комиссия по размещению производительных сил предварительно одобрила представленный ОАО «Торжокский нефтехимический комплекс» проект строительства в Торжке НПЗ мощностью 6 млн. тонн нефти в год. По оценкам участников рынка, такой завод может стоить $2–3 млрд.

Из опрошенных специалистов о столь крупном проекте в Торжке никто не слышал. В пресс-службе администрации Тверской области вопрос об НПЗ в Торжке также вызвал удивление. Попросили составить официальный запрос. В московской пресс-службе «Шелл» заявили, что не имеют никакого отношения к проекту НПЗ и не знают, кто является его инициатором. Из открытых источников выяснить, что такое «Торжокский нефтехимический комплекс» и как с ним связаться, пока не удалось.

В России, наверное, нет такого губернатора, который не хотел бы построить в своей области НПЗ, а то и два. Но для большинства из них это всего лишь неосуществимые проекты. Поэтому то, что «Шелл» выбрал для своего завода именно депрессивный Торжок, является весомым аргументом в пользу реальности проекта НПЗ, поддержанного областными властями. Кроме того, весной РЖД провела ремонт железнодорожных путей в Торжке как раз под проект сооружения здесь крупного нефтехимического комплекса.

Столь масштабный проект невозможен без льгот на федеральном уровне, а у Дмитрия Зеленина на кремлевском счету и слеты в «Селигере», и правительственный комплекс в Завидове. Нельзя не вспомнить и таинственную, зарегистрированную как раз в Твери компанию «Байкалфинансгруп», купившую в 2004 году «Юганскнефтегаз». Как пояснил тогда общественности Владимир Путин, владельцами «Байкалфинансгруп» являются «физические лица, которые долгие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики».


Может быть, именно они, эти скромные, не склонные к публичности люди, и построят НПЗ в Торжке. А это значит, что с политическими рисками в России у «Шелл» будет все в порядке. И с долей на рынке моторных масел тоже.